Консультации по бухучету и налогообложению

"Гений - это талант изобретения того, чему нельзя учить или научиться." И.Кант

30 октября 2020

Вопросы и ответы по бухучёту и налогообложению

Подборка по материалам информационного банка "Разъясняющие письма органов власти" системы КонсультантПлюс.

Вопрос:

Об учете доходов при предъявлении облигаций к погашению налогоплательщиком, применяющим УСН.

Ответ:

В соответствии с пунктом 1 статьи 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) налогоплательщики при определении объекта налогообложения по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения, учитывают доходы, определяемые в порядке, установленном пунктами 1 и 2 статьи 248 Кодекса.

Согласно подпункту 1 пункта 1.1 статьи 346.15 Кодекса при определении объекта налогообложения не учитываются доходы, указанные в статье 251 Кодекса.

В соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 251 Кодекса при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая ценные бумаги по долговым обязательствам), а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований.

Согласно пункту 6 статьи 250 Кодекса к внереализационным доходам относятся доходы в виде процентов, полученных по договорам займа, кредита, банковского счета, банковского вклада, а также по ценным бумагам и другим долговым обязательствам.

В соответствии с пунктом 2 статьи 142 Гражданского кодекса Российской Федерации облигация является ценой бумагой.

Исходя из этого при предъявлении налогоплательщиком облигаций к погашению в доходы при определении объекта налогообложения по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения, включается сумма процентов, полученная по указанным облигациям.

Основание: ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 10.09.2020 N 03-11-06/2/79425

Вопрос:

Организация на ОСН подала уведомление по форме N 26.2-1 о переходе на УСН с 2021 г., при этом в уведомлении ошибочно указала объект налогообложения "доходы" (код 1) вместо "доходы минус расходы" (код 2). Как быть в такой ситуации? Должна ли организация аннулировать ранее поданное уведомление или можно представить новое уведомление до 31 декабря 2020 г. в соответствии с п. 2 ст. 346.14 НК РФ?

Ответ:

В соответствии с пунктом 1 статьи 346.13 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) организации и индивидуальные предприниматели, изъявившие желание перейти на упрощенную систему налогообложения (далее - УСН) со следующего календарного года, уведомляют об этом налоговый орган по месту нахождения организации или месту жительства индивидуального предпринимателя не позднее 31 декабря календарного года, предшествующего календарному году, начиная с которого они переходят на УСН. В уведомлении указывается выбранный объект налогообложения.

При этом положениями главы 26.2 Кодекса не установлено ограничений в части возможности изменения объекта налогообложения по УСН, указанного в соответствующем уведомлении о переходе на данную систему налогообложения, направленном организацией или индивидуальным предпринимателем в налоговый орган в порядке, установленном пунктом 1 статьи 346.13 Кодекса.

Учитывая изложенное, если уведомление о переходе на УСН подано в налоговый орган, но принято решение об изменении первоначально выбранного объекта налогообложения, то допустимо уточнение такого уведомления, но не позднее 31 декабря календарного года, в котором было подано данное уведомление.

Таким образом, организация или индивидуальный предприниматель могут подать в налоговый орган новое уведомление о переходе на УСН по форме N 26.2-1 "Уведомление о переходе на упрощенную систему налогообложения", утвержденной приказом ФНС России от 2 ноября 2012 г. N ММВ-7-3/829@ "Об утверждении форм документов для применения упрощенной системы налогообложения", указав в нем иной объект налогообложения и приложив письмо о том, что ранее поданное уведомление аннулируется.

Основание: ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 10.09.2020 N 03-11-06/2/79549

Вопрос:

АО, осуществляя свою деятельность, получает исключительно следующие доходы, подлежащие налогообложению налогом на прибыль организаций: в виде процентов по договорам займа и банковского счета, вклада (п. 6 ст. 250 НК РФ), в виде положительной курсовой разницы (п. 2 ст. 250 НК РФ), от предоставления в пользование прав на результаты интеллектуальной деятельности по сублицензионным договорам (п. 5 ст. 250 НК РФ), при этом предоставление в пользование прав на результаты интеллектуальной деятельности не является для АО одним из видов деятельности и Общество не определяет доходы от такой деятельности в соответствии с п. 1 ст. 249 НК РФ.

Вправе ли АО, руководствуясь п. 3 ст. 286 НК РФ, уплачивать только квартальные авансовые платежи по налогу на прибыль организаций по итогам отчетного периода (не уплачивать ежемесячные авансовые платежи) в связи с отсутствием у АО доходов от реализации, определяемых в соответствии со ст. 249 НК РФ?

Ответ:

Пунктом 3 статьи 286 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) установлено, что организации, у которых за предыдущие четыре квартала доходы от реализации, определяемые в соответствии со статьей 249 НК РФ, не превышали в среднем 15 миллионов рублей за каждый квартал, а также бюджетные учреждения (за исключением театров, музеев, библиотек, концертных организаций), автономные учреждения, иностранные организации, осуществляющие деятельность в Российской Федерации через постоянное представительство, некоммерческие организации, не имеющие дохода от реализации товаров (работ, услуг), участники простых товариществ, инвестиционных товариществ в отношении доходов, получаемых ими от участия в простых товариществах, в инвестиционных товариществах, инвесторы соглашений о разделе продукции в части доходов, полученных от реализации указанных соглашений, выгодоприобретатели по договорам доверительного управления уплачивают только квартальные авансовые платежи по итогам отчетного периода.

При этом пунктом 2 статьи 2 Федерального закона от 22.04.2020 N 121-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации" предусмотрено, что при применении в налоговом периоде 2020 года по налогу на прибыль организаций пункта 3 статьи 286 НК РФ используется предельная величина доходов от реализации, определяемых в соответствии со статьей 249 НК РФ, в сумме в среднем 25 миллионов рублей за каждый квартал.

В соответствии с положениями статьи 249 НК РФ в целях главы 25 НК РФ доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав. Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.

Учитывая указанное, если за четыре квартала доходы от реализации, определяемые в соответствии со статьей 249 НК РФ, меньше данных показателей, то она вправе на основании пункта 3 статьи 286 НК РФ в следующем квартале уплачивать только квартальные авансовые платежи.

Основание: ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 10.09.2020 N 03-03-06/1/79526

Вопрос:

Подпунктом 3 п. 2 ст. 269 Кодекса предусмотрено, что задолженность налогоплательщика признается контролируемой в случае, если иностранное лицо, указанное в названной норме, обязуется обеспечить исполнение долгового обязательства налогоплательщика, если иное не установлено п. 9 ст. 269 Кодекса.

Из п. 9 ст. 269 Кодекса следует, что задолженность не признается контролируемой при одновременном выполнении двух условий:

1) долговое обязательство налогоплательщика возникло перед организацией, являющейся банком (включая организации, признаваемые банками в соответствии с законодательством иностранных государств), международной финансовой организацией, созданной в соответствии с международным договором Российской Федерации, или банком развития - государственной корпорацией, не признаваемыми взаимозависимыми лицами как с налогоплательщиком - российской организацией, так и с лицами, обязующимися исполнить долговое обязательство налогоплательщика;

2) с момента возникновения долгового обязательства налогоплательщика не происходило прекращения (исполнения) указанного долгового обязательства как в части суммы основного долга, так и в части уплаты процентов иностранным лицом, указанным в пп. 1 п. 2 ст. 269 Кодекса, обязующимся обеспечить исполнение указанного долгового обязательства.

ООО намерено выпустить облигации на Московской бирже. Облигации ООО будут находиться в публичном обращении на следующих условиях:

- характер операций на бирже предполагает предложение неограниченном кругу лиц, что порождает практическую сложность получения информации о том, в какой период и кто является владельцем облигаций, среди которых могут быть и организации, обозначенные в пп. 1 п. 9 ст. 269 Кодекса, в целях определения кредитора на конец налогового периода;

- процентная ставка по облигациям будет определена на Московской бирже, то есть будет соответствовать рыночной процентной ставке.

По данному обязательству ООО предполагается обеспечение исполнения обязательства ООО иностранным лицом, являющимся единственным участником ООО. Такое иностранное лицо не получает какой-либо выгоды от данной сделки: предоставление обеспечения необходимо в соответствии со сложившейся рыночной практикой для увеличения кредитного рейтинга ООО.

Правильно ли, что условие пп. 1 п. 9 ст. 269 Кодекса выполняется и в случае, когда долговое обязательство возникает перед неопределенным кругом лиц? И при условии выполнения пп. 2 п. 9 ст. 269 Кодекса такая задолженность ООО перед владельцами облигаций не является контролируемой? В связи с чем вправе ли ООО принимать к расходам уплаченные проценты по облигациям в целях налога на прибыль в полном объеме?

Правомерно ли применение ООО такого порядка?

Ответ:

Согласно пункту 9 статьи 269 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) непогашенная задолженность, указанная в подпункте 3 пункта 2 статьи 269 Кодекса, не признается для налогоплательщика - российской организации контролируемой задолженностью при одновременном выполнении следующих условий:

1) долговое обязательство возникло перед организацией, являющейся банком (включая организации, признаваемые банками в соответствии с законодательством иностранных государств) или банком развития - государственной корпорацией, не признаваемыми взаимозависимыми лицами как с налогоплательщиком - российской организацией, так и с лицами, выступающими поручителем, гарантом или иным образом обязующимися исполнить долговое обязательство налогоплательщика;

2) с момента возникновения долгового обязательства налогоплательщика не происходило прекращения (исполнения) указанного долгового обязательства как в части суммы основного долга, так и в части уплаты процентов иностранным лицом, указанным в подпункте 1 пункта 2 статьи 269 Кодекса, и (или) его взаимозависимым лицом, указанным в подпункте 2 пункта 2 статьи 269 Кодекса, выступающими поручителем, гарантом или иным образом обязующимися обеспечить исполнение указанного долгового обязательства.

Таким образом, из указанной нормы следует, что признаваемая контролируемой на основании подпункта 3 пункта 2 статьи 269 Кодекса задолженность по долговому обязательству не признается контролируемой при одновременном соблюдении установленных пунктом 9 статьи 269 Кодекса условий. В частности, одним из таких условий является то, что задолженность возникла перед организацией, являющейся банком (включая организации, признаваемые банками в соответствии с законодательством иностранных государств) или банком развития - государственной корпорацией, при условии, что указанные лица не признаются взаимозависимыми лицами как с налогоплательщиком - российской организацией, так и с лицами, выступающими поручителем, гарантом или иным образом обязующимися исполнить долговое обязательство налогоплательщика.

Основание: ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 10.09.2020 N 03-03-06/2/79388

Вопрос:

Статья 149 Налогового кодекса РФ в настоящее время предоставляет возможность применения льготы по НДС при реализации прав на программное обеспечение по лицензионному договору. Однако в сети Интернет опубликован закон о внесении изменений в данную статью, согласно которому льготу смогут применить только при реализации права на программное обеспечение, которое включено в Единый реестр российских программ. Будет ли облагаться НДС передача прав на иностранное ПО?

Ответ:

Федеральным законом от 31 июля 2020 г. N 265-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации" в подпункт 26 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) внесены изменения, согласно которым с 1 января 2021 года освобождение от налогообложения налогом на добавленную стоимость применяется в отношении услуг по передаче исключительных прав на программы для электронных вычислительных машин и базы данных, включенные в единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных, прав на использование таких программ и баз данных (включая обновления к ним и дополнительные функциональные возможности), в том числе путем предоставления удаленного доступа к ним через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет.

Учитывая изложенное, услуги по передаче прав на использование иностранного программного обеспечения, не включенного в единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных, оказываемые после 1 января 2021 года, будут облагаться налогом на добавленную стоимость в порядке, предусмотренном Кодексом.

Основание: ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 09.09.2020 N 03-07-14/79116

Вопрос:

О налогообложении процентов и комиссии в виде процентов, выплачиваемых российской организацией иностранному банку - резиденту Японии.

Ответ:

Согласно пункту 1 статьи 11 Конвенции между Правительством Российской Федерации и Правительством Японии об устранении двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и о предотвращении избежания и уклонения от уплаты налогов от 07.09.2017 (далее - Конвенция) проценты, возникающие в одном Договаривающемся Государстве и фактически принадлежащие резиденту другого Договаривающегося Государства, подлежат налогообложению только в этом другом Договаривающемся Государстве.

Однако в соответствии с пунктом 2 статьи 11 Конвенции независимо от положений пункта 1 статьи 11 Конвенции проценты, возникающие в Договаривающемся Государстве, которые определяются на основании поступлений, продаж, доходов, прибыли или других денежных потоков должника или зависимого лица, любых изменений стоимости любого имущества должника или зависимого лица, или любых дивидендов, выплат партнерства или аналогичных платежей, произведенных должником или зависимым лицом, или любые другие проценты, аналогичные таким процентам, возникающие в Договаривающемся Государстве, могут облагаться налогом в этом Договаривающемся Государстве в соответствии с законодательством этого Договаривающегося Государства, но если лицо, имеющее фактическое право на проценты, является резидентом другого Договаривающегося Государства, взимаемый таким образом налог не должен превышать 10 процентов общей суммы процентов.

При этом для целей статьи 11 Конвенции термин "проценты" при использовании в указанной статье означает доход от долговых требований любого вида независимо от ипотечного обеспечения и независимо от предоставления права участия в прибыли должника и, в частности, доход от государственных ценных бумаг и доход от облигаций или долговых обязательств, включая премии и выигрыши, относящиеся к таким ценным бумагам, облигациям или долговым обязательствам, а также другой доход, подлежащий такому же налогообложению, как доход от предоставляемых займов в соответствии с законодательством Договаривающегося Государства, в котором такой доход возникает. Однако доход, рассматриваемый в статье 10 Конвенции, и штрафы за просрочку платежа не будут рассматриваться в качестве процентов для целей статьи 11 Конвенции.

Согласно разъяснениям, полученным от компетентного для целей применения положений Конвенции органа Японии, положения пункта 2 статьи 11 Конвенции являются положениями, направленными на противодействие злоупотреблению нормами пункта 1 статьи 11 Конвенции, предоставляющего освобождение от налогообложения у источника, и распространяются на те виды процентов, которые зависят от суммы прибыли, так называемые дивиденды в форме процентов.

Вместе с тем необходимо учитывать, что доход иностранного банка кредитора в виде различных комиссионных вознаграждений, связанных с реализацией кредитного договора, является доходом от осуществления банком основного вида своей предпринимательской деятельности.

Природа комиссионного вознаграждения не должна по своей сути представлять доход от долгового обязательства.

Вышеизложенное нашло отражение в судебной практике, в частности, в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре", Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2015) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.06.2015). Так, в частности, указано, что банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с процентами за пользование кредитом в том случае, если вознаграждение установлено за оказание самостоятельной услуги клиенту, иначе указанные комиссии могут быть отнесены к плате за пользование кредитом. Также определено, что если комиссионное вознаграждение выплачивается периодически в процентном соотношении от суммы, то при совокупности условий оно может представлять собой договоренность сторон о плате за кредит.

Таким образом, налогообложение процентов, выплачиваемых российской организацией иностранному банку - резиденту Японии, осуществляется в соответствии со статьей 11 Конвенции при условии соблюдения положений статьи 21 Конвенции.

Касательно налогообложения комиссии в виде процентов, выплачиваемых японскому банку, сообщается, что налогообложение указанных выплат осуществляется согласно нормам статьи 11 Конвенции при соблюдении условий, указанных в статье 21 Конвенции, в случае если данные выплаты являются процентами в терминологии пункта 3 статьи 11 Конвенции.

В случае если указанные комиссионные вознаграждения в виде процентов не могут быть квалифицированы в качестве процентов в соответствии со статьей 11 Конвенции, то применяются положения статьи 7 "Прибыль от предпринимательской деятельности" Конвенции.

Порядок и право на применение льгот, предусмотренных международными договорами Российской Федерации по вопросам налогообложения, установлены также статьями 7 и 312 Налогового кодекса Российской Федерации.

Основание: ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 08.09.2020 N 03-08-05/78558

Вопрос:

О налоге на прибыль при выплате иностранной организации дохода по процентным свопам, заключаемым на рынке стандартизированных производных финансовых инструментов.

Ответ:

Пунктом 1 статьи 309 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) перечислены виды доходов, не связанные с предпринимательской деятельностью иностранной организации в Российской Федерации, которые относятся к доходам иностранной организации от источников в Российской Федерации и подлежат обложению налогом, удерживаемым у источника выплаты доходов.

Согласно подпункту 10 пункта 1 статьи 309 Кодекса к доходам от источников в Российской Федерации относятся также "иные аналогичные доходы".

В соответствии с пунктом 2 статьи 309 Кодекса не подлежат обложению налогом у источника выплаты доходы, полученные иностранной организацией от продажи товаров, иного имущества, кроме указанного в подпунктах 5 и 6 пункта 1 статьи 309 Кодекса, а также имущественных прав, осуществления работ, оказания услуг на территории Российской Федерации, не приводящие к образованию постоянного представительства в Российской Федерации в соответствии со статьей 306 Кодекса.

Исходя из изложенного аналогичный характер дохода заключается в том, что такой доход относится к доходам от источников в Российской Федерации и не связан с деятельностью иностранной организации через постоянное представительство, за исключением доходов, указанных в пункте 2 статьи 309 Кодекса, как не относящихся к доходам от источников в Российской Федерации.

При этом при налогообложении дохода, выплачиваемого иностранной организации, следует учитывать положения соответствующего международного договора Российской Федерации об избежании двойного налогообложения, заключенного со страной, резидентом которой является иностранная организация, получающая доход, при условии представления последней подтверждающих документов, предусмотренных статьей 312 Кодекса.

Одновременно при применении международных договоров Российской Федерации об избежании двойного налогообложения следует учитывать Комментарии к Модельной конвенции Организации экономического сотрудничества и развития по налогам на доход и капитал (далее - Комментарии и Модельная конвенция), на основе которой Российской Федерацией заключаются договоры об избежании двойного налогообложения с иностранными государствами.

В соответствии с пунктом 21.1 Комментариев к статье 11 "Проценты" Модельной конвенции определение процентов обычно не распространяется на выплаты, произведенные по определенным видам производных финансовых инструментов, в основе которых отсутствует долговое обязательство (например, процентный своп). Однако определение процентов применяется в той мере, в которой заем считается существующим согласно принципу "приоритета сущности над формой", принципу "злоупотребления правами" или иной аналогичной доктрине.

На основании вышеизложенного к доходам, выплачиваемым иностранной организации, не осуществляющей деятельность в Российской Федерации через постоянное представительство, по договору процентного свопа, применяется статья "Другие доходы" соответствующего международного договора Российской Федерации об избежании двойного налогообложения при отсутствии обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 статьи 54.1 Кодекса, и при выполнении условий пункта 2 статьи 54.1 Кодекса.

Основание: ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 07.09.2020 N 03-08-05/78419

Вопрос:

Об НДС при реализации прав на заключение договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, а также размещение нестационарных торговых объектов на территории муниципального образования.

Ответ:

В соответствии с пунктом 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг), а также передача имущественных прав.

Пунктом 3 статьи 161 Кодекса установлены особенности уплаты налога на добавленную стоимость при предоставлении на территории Российской Федерации органами государственной власти и управления и органами местного самоуправления в аренду федерального имущества, имущества субъектов Российской Федерации и муниципального имущества, а также при реализации (передаче) на территории Российской Федерации имущества, не закрепленного за государственными предприятиями и учреждениями, составляющего казну. В указанных случаях налог на добавленную стоимость в бюджет уплачивают арендаторы и покупатели (получатели) указанного имущества, за исключением физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями.

Особенностей уплаты налога на добавленную стоимость при реализации прав на заключение договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, а также размещение нестационарных торговых объектов на территории муниципального образования указанным пунктом 3 статьи 161 Кодекса не установлено. В связи с этим при реализации указанных имущественных прав налог на добавленную стоимость уплачивается в общеустановленном порядке.

Что касается упоминаемого подпункта 4 пункта 2 статьи 146 Кодекса, то согласно данному подпункту не признается объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость выполнение работ (оказание услуг) органами, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, в рамках выполнения возложенных на них исключительных полномочий в определенной сфере деятельности в случае, если обязательность выполнения указанных работ (оказания услуг) установлена законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации, актами органов местного самоуправления.

Таким образом, данная норма Кодекса в отношении передачи имущественных прав указанными органами не применяется.

Пунктом 4 статьи 5 Федерального закона от 3 августа 2018 г. N 303-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах" предусмотрено, что ставка налога на добавленную стоимость в размере 20 процентов применяется в отношении товаров (работ, услуг), имущественных прав, отгруженных (выполненных, оказанных), переданных начиная с 1 января 2019 года.

В связи с этим в отношении имущественных прав, передаваемых начиная с 1 января 2019 года, применяется ставка налога на добавленную стоимость в размере 20 процентов.

Основание: ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 07.09.2020 N 03-07-11/78398

Вопрос:

О применении участниками РИП пониженных ставок по налогу на прибыль.

Ответ:

Законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации законами о налогах в порядке и пределах, которые предусмотрены Налоговым кодексом Российской Федерации (далее - НК РФ), могут устанавливаться особенности определения налоговой базы, налоговые льготы, основания и порядок их применения (пункт 3 статьи 12 НК РФ).

В соответствии с абзацем девятым пункта 1 статьи 284 главы 25 НК РФ для организаций - участников региональных инвестиционных проектов (далее - РИП) законами субъектов Российской Федерации может устанавливаться пониженная налоговая ставка налога, подлежащего зачислению в бюджеты субъектов Российской Федерации, в соответствии с положениями пункта 3 статьи 284.3 либо пункта 3 статьи 284.3-1 НК РФ.

Пониженные ставки налога на прибыль применяются в зависимости от способа определения налоговой базы по налогу на прибыль либо ко всей налоговой базе при соблюдении 90-процентного значения доли доходов, либо к налоговой базе от деятельности, осуществляемой в рамках реализации РИП, при условии ведения раздельного учета доходов (расходов), полученных (понесенных) от деятельности, осуществляемой в рамках реализации РИП, и доходов (расходов), полученных (понесенных) при осуществлении иной деятельности.

Размер ставки налога на прибыль, установленный законом субъектов Российской Федерации, может быть понижен до 0 процентов (пункт 3 статьи 284.3 НК РФ и пункт 3 статьи 284.3-1 НК РФ).

Учитывая изложенное, НК РФ в целях применения участниками РИП пониженных ставок налога на прибыль организаций установлено либо требование по ведению раздельного учета доходов (расходов), либо требование о выполнении порогового значения доли доходов. Кроме того, НК РФ установлен минимальный размер пониженной налоговой ставки налога на прибыль в части зачисления в бюджеты субъектов Российской Федерации.

При этом НК РФ не предоставлено право субъектам Российской Федерации на установление дифференцированных ставок налога на прибыль в части зачисления в бюджеты субъектов Российской Федерации в отношении одной категории налогоплательщиков, осуществляющих реализацию РИП в разных отраслях промышленности.

Основание: ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 02.09.2020 N 03-03-05/77023

Вопрос:

Об учете коммерческими организациями полученных субсидий в целях налога на прибыль.

Ответ:

Порядок учета субсидий, предоставляемых коммерческим организациям из бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, определяется положениями главы 25 "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) и состоит в следующем.

Согласно пункту 4.1 статьи 271 НК РФ субсидии, полученные на осуществление и (или) компенсацию тех расходов, которые признаются для целей налога на прибыль организаций, учитываются в составе внереализационных доходов по мере осуществления и признания данных расходов или единовременно, если к моменту их получения данные расходы произведены и признаны в налоговом учете.

Если же субсидии получены на возмещение расходов, не учитываемых для целей налога на прибыль организаций, то при формировании налоговой базы по налогу на прибыль организаций указанные субсидии также не учитываются в составе доходов, подлежащих налогообложению.

Так, на основании подпункта 14 пункта 1 статьи 251 НК РФ доходы налогоплательщика в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования, не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций.

В частности, указанным подпунктом к средствам целевого финансирования относится имущество в виде субсидий, полученных на возмещение расходов, указанных в статье 270 НК РФ (за исключением расходов, указанных в пункте 5 статьи 270 НК РФ).

Таким образом, вне зависимости от целей, на осуществление которых получены субсидии, получение субсидий не увеличивает налоговую базу по налогу на прибыль организаций и сумму налога на прибыль, подлежащего уплате.

Основание: ПИСЬМО МИНФИНА РОССИИ от 02.09.2020 N 03-03-05/76880

Подписаться
Подписка на рассылку

Укажите рубрики, на которые хотите оформить подписку: